23:45 

У кого как, а у нас неделю Хэллоуин.

Alex Refling
жизнь продолжается
Значит так, дорогие мои няши. Я действительно опять забила на дневник, и ничего не приготовила к Хэллоуину. Но я же обещала, что когда-нибудь сделаю выпосты из Аддерли. Наверно, it's time to begin!

Коротко о том, что внутри.
Давным-давно, в этой замечательной (уже нет) ролевой появилась замечательная идея. Давайте организуем РП-театр! Текстовый, конечно. Реализация, по идее, выглядела так: команда смотрит фильм или читает книгу, распределяет между собой роли и в текстовом виде отыгрывает их, как отыгрывала бы своих персонажей в ролевой. Причем в идеале делает это заранее в беседе или обсуждении для репетиций, а потом просто запощивает по очереди то, что наотыгрывала, в театральную тему.
(Вообще, там еще предполагался постинг картинок и музыки, я просто не хочу переносить это сюда)
Поджимала рождественская постановка, и в качестве темы был выбран мульт "Кошмар перед Рождеством". Никто ничего отыгрывать не хотел, и доблестный Реф за пару ночей пересмотрел кино, распределил роли и кратенько сам с собой их отыграл. Написал сценарий уже по отыгрышу (было удобнее, чем наоборот).
Играла я Джека, ибо больше всего прочувствовала персонажа. Постановка прошла на ура, мы взяли, по-моему, самый высокий балл. Потому - мне не стыдно поделиться этим полотнищем тут.
Let's go.

"Кошмар перед Рождеством"
Текстовая ролевая постановка по одноименному мультфильму
Текст отыгрыша - Refling
Внимание, спойлеры!

Роли:
1. Джек – Повелитель тыкв
2. Салли Финкельштейн
3. Доктор Финкельштейн
4. Двуликий Мэр
5. Уги-Бугимэн
6-8. Разбойники Шито, Крыто, Корыто
9. Призрачный пес Зеро
10. Санта-Клаус
11. Рассказчик



Рассказчик:
Тьма клубится со всех сторон. Вдалеке виднеются странные огни, а по земле стелется туман. Мерцание все ближе, и вот можно разглядеть указатель с висящим на нем тыквоголовым чучелом. Вывеска гласит: «Город Хэллоуин».
Указатель начинает вращаться, будто под действием потусторонних сил. И в этот миг нестройный гор голосов затягивает:
Дети разных возрастов,
Час покинуть отчий кров!
Путь теперь у нас один —
В королевство Хэллоуин.
Это Хэллоуин! Это Хэллоуин!
Тыквы пляшут меж руин.
Это Хэллоуин — свет кругом, и ты один.
Хеппиэнд невообразим,
Жуткий страх, и ты один —
В королевстве Хэллоуин.


Мэр:
Призрачное шествие течет через весь город. Призраки, завывая и перебивая друг друга, рассказывают о ужасах и страхах, что способна принести ночь Хэллоуина.
На помосте над шествием возвышается невысокая, но важная персона – Двуликий Мэр города. Сейчас у него «веселое» лицо, он поднес ко рту рупор и, дирижируя свободной рукой, руководит песней. Вампиры, нежить и вервольфы повинуются его руководству.
Город-дрим, город-дым
Под названием Хеллоуин.
Гостя мы всегда хотим
Удивить так удивить, аж до седин.
Упыри здесь кругом,
В каждом парке за углом
Ждёт тебя какой-нибудь уродец или гном!
Оу! Хэллоуин! Из гробов! Из трясин!
Страшно, да?!
Нииикогда!!!


Салли:
Шествие проходит мимо кладбищенской ограды, и миловидная девушка-гомункул Салли зачарованно следит за шествием, прекратив расчесываться. Скоро там будет что-то восхитительное… кто-то восхитительный.
Кто здесь? Кто? Это просто я!
Холод в груди — паранойя твоя,

- подхватывают голоса.

Бугимэн:
На фоне диска полной луны возникает странный, пугающий силуэт. Мешковатые формы, хищный разрез пустых глаз – воплощение ночных кошмаров тянет свою партию.
Тенью возникну на фоне луны,
Мышью летучей влечу в ваши сны!

Со зловещим хохотом тень разлетается на клочья тьмы и стаю летучих мышей. Призраки радостно подхватывают песню:
Это Хэллоуин! Это Хэллоуин!
Хэллоуин, Хэллоуин, Хэллоуин, Хэллоуин...


Мэр:
Ворота города открываются. Песня на миг утихает, и Мэр вновь берет слово, с восхищением взмахивая руками и пританцовывая:
Всякий раз, как в первый раз,
В обморок с гарантий отправим вас.
Жуткий Джек возьмёт правильный разбег,
И рухнет вам на голову как первый снег.


Джек:
Шествие выталкивает вперед давешнее тыквоголовое чучело верхом на деревянной лошади. Лошадь катится вперед, и чучело внезапно оживает, отбросив табличку-указатель и поднимаясь в полный рост. Его движения одновременно пугающи и грациозны, и толпа восхищенно ахает.
В этот Хэллоуин факелы запалены,
Время пришло для главного героя шоу!
Призрак Джек ставит шоу много лет.
Салют, Джек-Повелитель тыкв!

Танцующее чучело подхватывает горящий факел из чьих-то рук и глотает его. Пламя растекается по соломенному телу. Пыхнув огнем изо рта в отшатнувшуюся толпу, чучело продолжает танцевать, охваченное языками пламени.
Это Хэллоуин! Это Хэллоуин!
Хэллоуин, Хэллоуин, Хэллоуин, Хэллоуин...

Внезапно посреди одного из своих шутовских движений, оттолкнувшись от лошади, чучело взмывает в воздух и, перекувыркнувшись, прыгает в фонтан. Брызги разлетаются во все стороны, и с уст толпы срывается вздох удивления.

Салли:
Последовавшая за шествием Салли испуганно замирает, глядя на то, как замирают волны на глади пруда. Что же произойдет теперь? Волнение охватывает девушку. Призраки перед ней продолжают пение, склоняясь над прудом.
Мой и твой дом родной.
За родину за нашу — да хоть в омут с головой!


Джек:
Из замершей воды медленно поднимается тонкий силуэт. Это прекрасный в своем изяществе скелет в черно-белом костюме, в пустых глазницах белой головы – огонек восторга. С расправившейся бабочки в форме летучей мыши, с кончиков пальцев в воду срываются капли. Скелет гордо поднимает голову и улыбается.
Несомненно, это – Джек, Повелитель тыкв.
Ла-ла-лала-ла, ла-ла-лала-ла,
лала-ла, лала-ла,
Хэллоуин, Хэллоуин,
Х-эй!

Из толпы доносятся первые восторженные крики и аплодисменты. Джек со всем своим изяществом поднимается на статую в фонтане и отвешивает несколько глубоких, ломаных поклонов. С его лица не сходит улыбка.

Мэр:

Спрыгнув со своего помоста, Мэр через толпу пробирается к Джеку. Глаза его «веселого» лица сияют восторгом.
- Отличный Хэллоуин, ребята!

Джек:
Джек, уже спустившийся с фонтана, благодарно склоняет голову, несколькими широкими жестами обводя всю толпу.
- Мне кажется, он получился супер-ужасным! Спасибо всем, всем вам! – скелет еще несколько раз кланяется, и аплодисменты становятся еще более бурными.

Мэр:
- Что ты, спасибо тебе, Джек! – широко улыбается Мэр, всплеснув руками. Он польщен словами Джека. - Под твоим чутким руководством…

Джек:
Повелитель тыкв не дает Мэру договорить, остановив его взмахом ладони.
- Не стоит, Мэр… - улыбается он, приложив руку к сердцу. Мэр хлопает глазами, и Джек поворачивается в сторону. Воспользовавшись паузой, к нему уже пробиваются поклонники из толпы. «Восхитительно ужасен», «мечта любой ведьмы», твердят они, и скелет теряется от всеобщего внимания.

Салли:
В глазах Салли читается восхищение. Замечательный Джек сегодня особенно замечателен! Девушка прижимает ладошки к сердцу, не решаясь подойти. Но ее покой прерывает чья-то рука, выметнувшаяся откуда-то снаружи толпы и подтащившая ее к себе.

Доктор:
Разгневанная фигурка в инвалидном кресле – но даже от нее исходил ужас. Доктор Финкельштейн, гроза хэллоуинской науки, раздраженно нахмурился.
- То снотворное, что ты мне подлила, больше не действует, Салли! – рявкнул он, еще раз дернув девушку за руку. Та лишь вскрикнула, и доктор ухмыльнулся. – Тебе еще рано развлекаться!

Салли:
- Нет, не рано! Отпусти! – понимая, что ее создатель вот-вот потащит ее за собой, Салли задергалась, пытаясь освободить руку.

Доктор:
- Нет, ты пойдешь со мной!
Не слушая возражений девушки, доктор покатил на своем кресле прочь от празднества. Руку своего создания он сжимал все так же крепко, несмотря на свои хилые ручки.

Салли:
- Не пой-ду!
Поняв, что вырваться не удастся, девушка коснулась шва на руке, одного из тех, которыми было скреплено все ее тело. Ловкое движение пальцами – и шов распорот, в лапах доктора осталась лишь ее рука.

Доктор:
Потеряв равновесие от внезапно пропавшего противодействия, доктор Финкельштейн вывалился из кресла. В его руках осталась лишь рука девчонки – а сама она уже вновь куда-то сбежала.
- Вернись, ненормальная! – тщетно завопил доктор, пытаясь подняться с земли. Рука Салли неистово колотила его по затылку.

Джек:
- Спасибо, спасибо… спасибо большое… - бормотал Джек, силясь увильнуть от объятий неистовых в своем поклонении дам. Все то же, что и каждый год… Ну почему он никак не привыкнет? Но Ведьмы и русалки были настойчивы, а отбиваться руками очень не хотелось.

Мэр:
- Минуточку! – веселый голос Мэра разнесся по площади. Джека надо было спасать, а то кому же проводить следующий Хэллоуин? Потому Двуликий взял дело, то есть рупор, в свои руки. – Мы еще не вручили призы!
Толпа развернулась к нему, и Мэр облегченно вздохнул.

Джек:
Воспользовавшись замешательством остальных, Джек съежился и на полусогнутых ногах кинулся прочь. «Своевременно, Мэр».

Мэр:
Подвинув к себе потертый мешок, Мэр извлек из него золотистый кубок.
- И первая награда достается вампирам, устроившим самое большое кровопролитие за один вечер!
Толпа бешено зааплодировала.

Джек:
Голос Мэра разносился по площади. Это хорошо – здесь еще долго никого не будет… Выглянув из-за стены и удостоверившись в пустынности улиц, Джек облокотился на нее и тяжело вздохнув, приложив руку ко лбу.
Вся напускная радость мигом исчезла. Джека снедала тоска, и больше не от кого было ее прятать.
Пройдя мимо дряхлых уличных музыкантов, тянувших какую-то заунывную мелодию, Джек щелчком подбросил монетку. Та со звоном упала в миску, и один из стариков встрепенулся.
- Это… Отличная работа, Джек!
- Да, наверное, - улыбнулся Повелитель тыкв, но стоило ему пройти мимо, как улыбка сошла с его лица. – Как и год назад… и два назад… и три…
Решетка, преграждавшая выход из города, со скрипом поползла наверх, и Джек, ссутулясь, направился прочь из Хэллоуин-тауна.


Салли:
На кладбище было тихо и пустынно. Пожалуй, здесь противный доктор не найдет ее… Салли коснулась обрывка руки, осматривая ее. До утра можно и так походить… Ворота кладбища скрипнули, и девушка с ужасом спряталась за одну из могильных плит. Неужели ее выследили?

Джек:
Повелитель тыкв распахнул ворота и медленно зашагал по кладбищу. Здесь, в полном одиночестве, он мог изливать душу темноте. На миг ему показалось, что за ним наблюдают, но ощущение быстро пропало.

Зеро:
Хозяин пришел? Мимо будки-могилки Зеро прошагал тонкий силуэт, похлопал ладонью по ноге, и призрачный пес, встрепенувшись, выскользнул из земли, следуя за ним. Конечно, хозяин. Ну кто же еще.

Джек:
Оперевшись на статую неведомой крылатой твари, Джек опустил взгляд. Вроде все спокойно, и верный Зеро у ног, но слишком уж многое скопилось у него на душе.
В этом мире никто не сравнится со мной,
Признан лучшим я в своём ремесле!
Ужас я навожу под немою луной
На любого из живущих на Земле!
Сколько видел храбрецов, хвастунов, глупцов,
Колотила их мелкая дрожь…
В бегство я обращал и детей и отцов,
Я как призрак удивительно хорош!

С улыбкой на лице, будто играя в театре для самого себя, скелет прошагал по памятникам и тропинкам кладбища. Обернувшись на безмолвного пса, Джек приобнял одну из статуй и, уже не скрывая тоски на лице, продолжил свой монолог.
Так за годом год
Я пугал народ,
А в душе печаль -
Так и жизнь пройдёт…
Я - Джек, Повелитель тыкв!
Ненавижу всё, к чему привык…


Салли:
Спрятавшись за могильным камнем, Салли пораженно вслушивалась в слова Джека. Неужели все то, что он говорит – правда? И все это он копит внутри своей пустой грудной клетки? Девушка выглянула из-за камня, потихоньку следуя за скелетом, но не решилась подойти совсем близко.

Джек:
Повелитель тыкв взбирался на холм шаг за шагом. Полная луна светила так ярко, что, наверно, проходи кто неподалеку – сразу бы заметил его. Но все жители города, кроме него, наверняка продолжали празднество.
В моей душе одна печаль,
С тоской гляжу в ночную даль.
Не разорвать порочный круг…
Куда бежать от этих мук?


Зеро:
Песик удивленно посматривал на хозяина. В чем дело, почему он такой печальный? Сегодня ведь такая прекрасная ночь… Грусть хозяина Зеро передавалась самому привидению, и даже его светящийся носик тускнел.

Джек:
Я известен везде,
Я кошмар в темноте!
Я, как ужас на крыльях ночи -
Ухнув из-за плеча,
Я пугал англичан,
И французов, и немцев, и прочих!

Сняв белый череп с тонкой изящной шеи, Джек отвел руку с ним в сторону и, глядя на самого себя, продолжил свою песню. Зеро вился у его ног, не понимая, что происходит.
Как и те, что мертвы,
Даже без головы
Я по памяти цитирую Шекспира.
У людей, у зверей
Нет оскала страшней!
Я король потустороннего мира!


Салли:
От одной могильной плите к другой, от надгробия к надгробию, Салли подбиралась все ближе к холму, на который забрался Джек. Он продолжал свою песню, и в его голосе прорезались привычно-ужасные нотки. Неужели и все остальное – лишь игра?

Зеро:
Движение среди могил привлекло внимание песика. Неужели кто-то из кошмаров пробрался сюда? Зеро принюхался – кажется, Салли… Призрак склонил ли голову, не зная, позвать ли хозяина.

Джек:
Окончив куплет притворства, Джек поднял взгляд на луну. Та лишь нелепо и безразлично щерилась на мир. Испустив тяжелый вздох, Джек почти прошептал, обращаясь к самому себе:
Но кто поймёт мою печаль?
Повелителю тыкв самому себя жаль…
И корона тяжела, да и слава не мила,
Свой унылый мир я бы сжёг дотла…

Устало взмахнув рукой и развернув тропинку холма к лесу, Джек обессиленно зашагал по ней, собираясь скрыться в темноте ветвей. Верный Зеро следовал за ним, будто на поводке.
Что светит нам в конце пути?
Одна тоска в моей груди.
Престиж, почёт и высший свет -
Всё ни о чём, надежды нет…


Салли:
Поникший, со сгорбленной спиной и печалью на белоснежном лице, прекрасный Джек уходил из города, скрывался промеж деревьев. Тело Салли сковали эмоции, и, лишь когда силуэт в полосатом костюме уже исчезал в лесной темноте, девушка выскочила из-за укрытия, протянув руку к скелету. Но некому было заметить ее.
- Джек! Я знаю, что ты чувствуешь, - опустив руку, с печалью в голосе произнесла она.
Пошатываясь от волнения, Салли побрела прочь. Опустившись на колени у одной из могил, она вырвала из земли несколько торчащих сухих корешков. Ведьмин корень… С ним она вернется домой. И обязательно сварит смертельно-сонное зелье…


Доктор:
- Салли!
Заслышав шорохи у кладовки, доктор Финкельштейн съехал по лестнице с фонарем в руках. Неужто вернулась, беглянка? Так и есть – Салли сидела у шкафчика для трав, прислонившись к нему спиной.
- Ты все-таки вернулась, - довольно хмыкнул доктор, приподнимая фонарь повыше.

Салли:
- Мне… пришлось, - тяжело выдохнула девушка, едва успевшая спрятать свою добычу. Как же ей не хотелось возвращаться… Но гадкий доктор не отдал бы то, что ей нужно.

Доктор:
Он и не сомневался, почему дрянная девчонка так быстро вернулась. Куда же она от него денется…
- Может быть, за этим? – Финкельштейн помахал в воздухе оторванной рукой.

Салли:
Ее чудесная рука – как же Салли соскучилась по ней. Как и рука по своей владелице.
- Да! – оживилась девушка, отходя от шкафчика.

Доктор:
Ну конечно же! Она никуда от него не денется, пока он единственный, кто может сшить ее, как и раньше. Доктор довольно захихикал.
- Тогда приступим! – Финкельштейн качнул фонарем, подзывая Салли за собой.

Салли:
Фонарь звал ее внутрь, в лабораторию доктора, в ее темницу. Кто знает, когда придется еще хоть раз отсюда выбраться… Но делать было нечего, и девушка безропотно последовала за ним.

Доктор:
В лаборатории бурлили варева, плавали в колбах кусочки чьих-то тел… О да, Финкельштейн любил создавать загробную жизнь. Вот только главное его творение совсем не слушалось его…
- Уже дважды за этот месяц ты подсыпала мне яд в чай, - проворчал доктор, делая очередной стежок на руке Салли. – И сбегала!

Салли:
Началось… Она, наверно, заскрипела бы зубами – если бы имела на это право.
- Трижды, - проворчала девушка себе под нос.

Доктор:
Она еще и напрашивается! Отдернув руку с иглой, Финкельштейн навис над девчонкой, вынуждая ее отшатнуться.
- Ты принадлежишь мне, детка! – рявкнул он, занося злосчастное острие над Салли. – Я сделал тебя своими руками.

Салли:
Ты можешь создать еще кого-нибудь! – попыталась возразить девушка. В ответ на суровый взгляд доктора она лишь покачала головой. – Я не остановлюсь. Ничего не могу поделать… - так и есть, в железной лаборатории ей было тоскливо, жизнь прислуги опротивела ей. Как пояснить это привыкшему подчинять себе законы жизни Финкельштейну?

Доктор:
Ох, подростки… Вздохнув, доктор продолжил свой труд.
- Это просто такой период, - проворчал он. – Это пройдет… Мы должны просто потерпеть, и все, - закончив шитье, Финкельштейн отложил иглу и откатился назад, осматривая руку.

Салли:
- Но я не хочу терпеть, - с тоской повторила Салли, глядя в потолок. Но доктор ничего не ответил, лишь одернул ее рукав и покатился прочь.


Джек:
Темнота сгущалась с каждым шагом. Лес был огромным, глухим,и Джеку хотелось потеряться в нем навеки. Тоска снедала его все сильнее. Сзади залаял Зеро, призывая поиграть. Он еще совсем маленький… слишком маленький, расстроился скелет.
- Фу, Зеро. Не сейчас. Я не в духе, - пробормотал Джек, обернувшись на пса, и печально последовал дальше.

Зеро:
Хозяин был так печален. Даже не захотел поиграть с ним… Но игра точно развеселит его! Песик помчался вперед и, обогнав хозяина, снова требовательно залаял.

Джек:
Лай Зеро был заразительно весел. Хоть кто-то пытается поддержать его, пусть и странным способом… Джек примирительно выставил руки вперед.
- Ладно… - пес явно обрадовался, глядя на извлеченное из грудной клетки хозяина ребро. – Ищи, мальчик!
Джек бросил кость как можно дальше, проследив взглядом за метнувшейся следом тенью.

Зеро:
Где косточка? Где косточка? Песик совсем скоро потерял из виду упавшее ребро. Принюхиваясь, Зеро кинулся искать в зарослях, и сияющий нос подсветил небольшой предмет. Вот же косточка!
Песик подхватил добычу в зубы и полетел прочь, нагоняя уходящего Джека.


Рассказчик:
Утро начиналось совершенно посредственно. Тусклое солнце всходило над Хэллоуин-тауном, освещая его серые улицы. Уличные музыканты, даже на ночь не возвращавшиеся по домам, подстраивали свои разваливающиеся инструменты. Попутно они любовались началом нового дня и новой суеты в городе, а уж самой занимательной картиной для них было то, как Двуликий Мэр, держа в охапке кучу свитков с планами и идеями, битый час ломится к Джеку Повелителю тыкв домой.

Мэр:
С «веселым» лицом стучать было нелегко – как-никак, никто не открывал, сколько ни стучи и ни звони в дверь. Но Двуликий все еще пытался сохранить лицо – во всех возможных смыслах.
- Джек! – в который раз окликнул Мэр хозяина дома, разворачивая один из свитков. – У меня тут план на следующий Хэллоуин. Давай пробежимся по нему и начнем работу…
Но никто не отвечал. А ведь осталось всего триста шестьдесят пять дней до Хэллоуина! Без Джека нельзя было начинать, и это печалило Мэра. Настолько печалило, что… Голова Двуликого со щелчком провернулась, явив миру другое, «мрачное» лицо.
- Джек! – почти прохныкал Мэр, выронив планы. – Я простой чиновник, выбранный горожанами, и не могу принимать решения сам! – но и на эту мольбу ни одна живая – или мертвая – душа не выглянула из башни.

Джек:
А в лесу к утру стало нестерпимо светло. Тыквоголовое солнце сеяло свой свет меж деревьев, и изможденный Джек брел все дальше, пытаясь закрыть лицо от его лучей. Опираясь на деревья, склоняя голову, он сумел осмотреться вокруг – и широко распахнул глаза. Усталость как рукой сняло.
- Я не бывал тут… - пораженно прошептал Повелитель тыкв.
Мертвые деревья будто бы расступались, являя то, что можно было бы назвать поляной. Бы – ведь в ее центре, образовав идеальный круг, росло еще несколько деревьев. Удивительно живые с виду, они казались необычными для мира Хэллоуина. Джек ступил в круг, ошеломленно разглядывая рисунки-дверцы на деревьях. Сердце и клевер, раскрашенное яйцо и индейка…
- Что же это… - едва слышно произнес скелет и тут же ахнул – его взгляд упал на дверь в виде странного зеленого дерева, в огнях и игрушках. Очарованный его блеском и яркостью, Джек подошел к нему, раскрыл дверь и заглянул в нее…
И ничего. Пустой ствол пустого дерева.

Зеро:
Хозяин был чему-то так рад… Зеро подлетел поближе. Хозяин заглянул внутрь странного дерева, и песику никак не удавалось рассмотреть, что там. Но, судя по тому, как опустились темные плечи – ничего. Песик поднял голову, с любопытством глядя на повернувшегося к нему хозяина, и тот лишь развел руками. Зеро собирался было что-то залаять, дабы утешить его, но не успел.
Ведь из-за странной дверцы вдруг посыпались какие-то искорки. Сильный ветер взметнул уши песика, сияющие точки окунали тело хозяина, и тот, удивленно вскрикнув, рухнул в темный проем. Дверь захлопнулась, отрезая путь, и Зеро лишь растерянно гавкнул.

Джек:
Головокружение, синеватое сияние, белые искры… Джек пришел в себя на белом холме посреди странного, холодного, мерцающего огнями места. Растерянно повертел головой по сторонам – и раскрыл рот от восхищения.
Под холмом переливался всеми красками город. Яркие крыши, веселые лампочки, аттракционы, суета каких-то малышей – и переливающееся дерево посреди города, прямо как на дверце. Повелитель тыкв вытянулся вперед, оперевшись о холодную поверхность холма, но провалился в нее по локоть. Неужели это – снег, о котором скелету приходилось только слышать? Джек удивленно повертел в руках белый комок, потянулся к городу еще сильнее – и кубарем покатился с холма.
Смотри! Смотри! Кругом белым-бело.
Гляди, как ясно и светло.
Смотри! Ты бредишь, Джек, очнись,
Все это снится. Землю снегом замело.…
Проснись!

Мимо пронеслась стайка малышей, в обнимку с пингвинами, что-то напевая. Джек изумленно проводил их взглядом.
Смотри! Смотри! Какой занятный люд.
Гляди! Смеются и поют.
Смотри! Похоже здесь все чудно,
Все прекрасно. Тут какой то вечный праздник…
Джек, ты тронулся! Все ясно – это сон!
Проснись!

Пронесшись вихрем по городку, Повелитель тыкв заглядывал в окна. и с каждым увиденным мигом идиллии и счастья ему казалось, что в пустой груди зарождается что-то теплое.
Замри! Смотри! Тут деревце стоит
Внутри. Зачем?! Пойди пойми!
Они! Они включают на шнурке огни,
Горят глаза у ребятни от этой радостной возни,
Весь дом сверкает и звенит.
Вот это да! Вот это да! Сбываются мечты мои -
Смотри!


Джек:
Охваченный восторгом, Джек проплясал по крышам, покружился по улице, заглянул в дома. Везде было так радостно и ярко, несмотря на холод – и ни одного кошмара, который мог бы напугать детишек. Ни одного!
Полет! Улет! Огней круговорот!
Живет здесь праздник круглый год.
Какой, чудесный поворот - он от тоски меня спасет,
Уверен я, сюда не зря вела меня судьба моя…
Ну где же я?
Не знаю я названия, что за волшебные края…
Где же я?!

Проскользив по снегу на странной деревянной доске, Джек внезапно потерял равновесие и рухнул в снег. Приподнявшись, скелет поискал глазами причину аварии – и заметил столб с указателем. «Город Рождество» - гласила табличка.
Джек в задумчивости потер подбородок – и в этот миг его отвлек чей-то громкий смех. Из-за одного из домиков показалась огромная тень, Повелитель тыкв смотрел на нее, не отрывая взгляда…


Рассказчик:
Уже была середина дня, даже более того – вот-вот должен был наступить вечер. Весь город стоял на ушах. Слыханное ли дело – потерять короля своего праздника! С самого утра, как опечаленный Мэр разнес эту весть, поиски не утихали. Перепуганные жители Хэллоуин-тауна не знали, что и делать. И вот – на весь город зазвучала сирена.

Салли:
Сквозь стены лаборатории проникал пронзительный звук. Несомненно, сирена… Но что могло случиться? Салли встревоженно выглянула в окно.
Наверное, что-то с Джеком. Он вчера был такой… такой! Может, ему нужна помощь? Тогда нельзя оставаться здесь! Салли решительно достала из кладовки припрятанные коренья. Доктор как раз ждет супа… Останется лишь заглушить запах дыханием лягушки.

Доктор:
Финкельштейн улыбнулся, услышав голос Салли с нижнего этажа. Сладкий супчик – именно то, что нужно было ему! Он отвлекся от микроскопа и с интересом принюхался к кушанью.
- Ммм… червивые бородавки! – ученый улыбнулся аромату. Зачерпнул немного, но отправить ложку в рот не успел – учуял слабый оттенок другого компонента. – И дыхание лягушки?

Салли:
- А что не так? – наигранно удивленно произнесла Салли, стараясь не выдать волнения в голосе. – Я думала, тебе нравится дыхание лягушки…
Нет ничего подозрительнее дыхания лягушки… Доктор, конечно же, не поверил бы ей просто так. Потому, когда Финкельштейн протянул ей ложку с варевом, она неловко ее выронила, а когда нагнулась поднимать ее – потихоньку подменила ее на другую, с дыркой в дне.
- Видишь, объедение!

Доктор:
Девчонка попробовала зелье, которое наварила. Что же… даже если там и подмешан какой-то яд, сама она уже тоже никуда не уйдет! Чрезвычайно обрадованный этим фактом, Финкельштейн подхватил тарелку и залпом выпил все ее содержимое – до дна.

Мэр:
Немилосердное время отмеряло свой ход уже не минутами, а часами. Всполошенный город, бросившийся на поиски, вернулся с неутешительными вестями – Джека так и не удалось найти. Измученный Мэр свалился в дрему прямо на помосте, с которого разглашал информацию.
Но вот сон его прервал странный звук. Похожий на лай… или и вправду лай! Собак с таким голосом в городе было немного. И это могло значить лишь одно… Двуликий еще не успел вскочить, как его голова со щелчком провернулось, и «мрачное» лицо сменилось «веселым».
- Зеро!

Джек:
Похоже, его искал весь город.
Столько радости, сколько он встретил сейчас, Джек, наверное не видел ни в один Хэллоуин. С радостными криками «нашелся!» его окружила дружная толпа кошмаров, даже не обращая внимания, на чем он въехал в Хэллоуин-таун. А ведь это была самоходная машина из города Рождество!
Но сегодня излишнее внимание публики не тревожило Повелителя тыкв. Ведь радость переполняла его самого, да еще какая! Растерянный Мэр вскочил на ноги, пытаясь что-то сказать, но Джек остановил его широким взмахом руки:
- Зовите всех на собрание, я всем расскажу, где я был!

Мэр:
- Когда? – рассеянно пробормотал Двуликий, все еще сонно озираясь по сторонам.

Джек:
- Сейчас же! – громогласно оповестил скелет, сдергивая с заднего сидения мешок с сувенирами.

Салли:
«Городское собрание! Городское собрание прямо сейчас!»
Как вовремя уснул доктор… И, похоже, великолепный Джек вернулся. Сердце Салли затрепетало. Она заботливо накрыла одеялом храпящего ученого и ринулась в дом заседаний. Что будет… Ой, что будет…

Джек:
А зал заседаний наполнялся довольно быстро. Еще пара минут – и сесть было бы совершенно некуда! Какое счастье, что его место – не в зале, а на трибуне! Джек уверенным шагом, чувствуя необыкновенный подъем сил, вышел под свет яркого прожектора. Пришла пора им узнать!
- Слушайте все! – громко произнес скелет, чувствуя, как по лицу расплывается улыбка. - Я расскажу вам о городе Рождество!
Толпа притихла.
То, что я там обнаружил, не сказать, не описать -
Побывал в каком-то чудном сне.
Город елок и игрушек, неземная благодать,
Весь в снегах, этот край прекрасен словно рай,
Он такой, как грезилось мне.
Я хочу открыть вам благую весть,
Я клянусь черепком, этот город есть!
И вот вам шоу...


Мэр:
Джек развернул кулисы – и играющее яркими лампочками дерево затмило прожектора. Мэр подпрыгнул от восторга. Это удивительнее, чем все его планы!

Джек:
Это зовется "подарок",
Кладем его в сундучок,

Джек протянул толпе одну из своих находок – чудесную коробочку с бантом. Народ оживился.
Сундучок?
Он стальной, там замок, а внутри порошок -
Типа вирус, у всех вызывающий шок!

Ох, кошмары, кошмары! Джек замотал головой, пытаясь вразумить сограждан:
Подождите, сундучок в цветастой бумаге
И сверху веселенький бант…

Его вновь перебили:
Это бант? Что внутри? Это дрянь? Что внутри? Что внутри?
- Это тайный смысл игры…
- растерянно выдохнул Джек.

Салли:
Салли лишь хлопала глазами. То, что в руках у Джека, совсем не похоже на пугалку! Может, это он и пытается пояснить другим? Но ведь они не поймут… Девушка вздохнула. Жаль, если энтузиазм Джека встретит отпор.

Джек:

Все шло не так. Они не понимали… Слова о подарках они видели зловредными сюрпризами, об украшениях – жуткими элементами ужастиков, конфеты они считали интересным ядом, а милые игрушки – непременно жуткими захватчиками! Ох… А может, они и правы? Может, это и есть изнанка того праздника?
Но если они почуют неладное, то новшества точно не видать…
- Мда… придется сгустить краски… - пробормотал скелет и, мигом потушив все лампы, кроме алых, сделал свирепое лицо.
Самый сок я приберег под конец, как итог -
Там есть жуткий рождественский бог,
Громче грома говорит, кровью глаз его налит,
И ужасен он весьма на вид.
Под покровом темноты он, как вестник беды,
Ярко-красный, словно рак,
Он сидит в санях и летит впотьмах,
Всюду сеет страх Рождества монарх!
Я клянусь, что это так.
Этот людоед правит сотню лет,
Никому в том краю от него пощады нет -
Это грозный Санта Клаус!


Салли:
Джек… Он противоречит сам себе! Салли видела это ясно, как никогда. Но толпа бешено аплодировала, она приняла искаженную идею. Прекрасный Джек удалился за кулисы, и Салли стало грустно, что все обернулось так.

Джек:

Кулисы скрыли от глаз народа и ель, и его самого. Теперь можно было расслабиться и… расстроиться. Пусть все было лучше, чем обычно – дорогие кошмары, как всегда, умели привести его в замешательство.
Наконец-то все рады, но не понял никто…
Какая же отрада этот город Рождество,
- вздохнул Повелитель тыкв, подхватывая одну из принесенных игрушек и встряхивая. Внутри стеклянного шарика шел искусственный снег.


Доктор:
Хэллоуин-таун погружался во тьму, а доктор Финкельштейн не находил себе места. Эта несносная девчонка все-таки отравила его! Ничего, стоило ей вернуться домой, он тут же посадил ее под домашний арест. Ученый покосился на тяжелую дверь со стальным замком. Ничего, пусть посидит, подумает о своем поведении!
От мыслей его отвлек звонок в дверь. Финкельштейн поморщился от головной боли и, проклиная Салли, покатился вниз.
- Дверь открыта!

Джек:
- Хозяин? – неуверенно спросил Джек, открывая дверь. Он все еще сомневался, что стоило на ночь глядя идти к безумному ученому… Но, если уж решил объяснить себе и другим, что такое Рождество, делай это научно. А в науке Финкельштейн лучший.

Доктор:
- Джек Повелитель тыкв! – обрадовался доктор, едва увидев тень на пороге. Этот гость всегда был вежлив и приятен, и мигрень как рукой сняло. – Заходи, мой мальчик!

Джек:
Что-то Салли нигде не было видно… Джек одернул себя. Он пришел не в гости, а по делу. А дела надо решать быстро.
- Доктор, мне нужно кое-какое оборудование. Я провожу серию экспериментов, - произнес он, поднимаясь поближе к хозяину дома.

Доктор:
- О, как это чудненько! – улыбнулся доктор, так же сокращая дистанцию. Удивительно, что совсем юный Джек приобщается к такому великому делу, как наука. – Но ты знаешь, что благими намерениями вымощена дорога в Ад?
Джек лишь коротко кивнул.
- Отлично! Тогда пойдем в лабораторию, у меня там все, что нужно! – Финкельштейн взмахнул рукой, разворачивая кресло. Как же чудесно приобщать других к своему делу!

Салли:
Салли прижалась ухом к двери, слушая разговор.
- Хмм… Эксперименты? – шаги Джека и скрипы кресла доктора утихли. Девушка кивнула сама себе и принялась за свой план.


Джек:
В башне Джека едва заметно мерцал свет. Желтый, зеленый, искрящийся. Как хорошо, что город спал – ведь, увидев это, кто-нибудь наверняка замер бы в недоумении.
Широкими шагами меряя комнату, Повелитель тыкв не находил себе места. Украшения под микроскопом, сладости в химическом растворе, вскрытые игрушки и изготовление подарков по инструкциям… Что-то в опытах неуловимо менялось. Но что? Что такое было это Рождество?

Салли:
Когда в окне Джека впервые мигнул свет, для Салли он стал будто бы сигналом. Праздничный хэллоуинский напиток собственного приготовления, подарочная рыбья косточка… в маленькой корзинке не нашлось места для чего-то еще. Девушка проверила, все ли инструменты с ней, и осторожно опустила корзинку вниз, на веревке из швейной машинки.
Некому было ее остановить. В лаборатории доктора не было окон, а на улице в эту пору не осталось ни одного кошмара. А Джек… Салли еще раз посмотрела вдаль, туда. где мерцал в башне свет, и шагнула вниз из окна.
Уличные музыканты вздрогнули, на миг перестав играть.
Она лежала внизу, разбившаяся, беспомощная, с оторванными конечностями…
Темные глаза открылись.
Едва поднявшись, Салли извлекла из прически длинную тонкую иглу. В фартуке нашлось место для катушки синеватых ниток. Ей не нужен больше доктор, чтобы приводить себя в порядок. И если он ее не поймает, она не вернется домой.

Доктор:
- Ты можешь выйти, если будешь себя хорошо вести, Салли, - Финкельштейн с натугой открыл тяжелую дверь. Какой прок от девчонки, если она все равно сидит взаперти. А так, может, удастся поговорить с ней… Но комната была пуста, открытое окно зияло чернотой, и сквозь него врывался внутрь могильный холод. Ученый подъехал к нему, не веря своим глазам.
- Сбежала, опять! – брошенный об землю фонарь разлетелся на осколки.

Джек:
Тысяча надписей на доске, тысяча формул и значений… Джек выводил новые и новые символы, но меловые значки никак не хотели складываться в единый гармоничный узор. Что же было не так? Что он делал неверно?
От мыслей отвлек скрип за окном. Джек повернулся, ни на что особо не рассчитывая; за мутным стеклом покачивалась корзинка. Поднятая на неизвестно как перекинутой через крюки веревке… Внизу, под башней, с другого конца троса стоял какой-то силуэт – не Салли ли? Скелет улыбнулся ей, слегка помахав рукой, и осторожно поставил подарок на подоконник. С удивлением открыл бутылку… чудесный аромат, при дуновении которого вокруг будто замерцали бабочки. Джек пораженно выдохнул. Салли – чудесная мастерица… Повелитель тыкв снова выглянул в окно, но внизу было уже пусто.

Салли:
Торопливо захлопнув калитку, Салли скрылась за оградой. Ему понравится подарок, точно подарится… но вряд ли его внимание коснется ее самой. Девушка присела на корточи и сорвала цветок растущего рядом чертополоха. Безлунная ночь – идеальное время для гадания.
Сыпались лепестки, туман заволок сознание… И вот вместо цветка в руке – новогодняя елка. Она мерцает огнями, невинна и весела, пусть и угловата, как все в мире Хэллоуина. Но ветви ее вдруг вспыхивают пламенем, и жадные языки обжигают руку… Вспышка угасает, и обугленный остов рассыпается в пепел.
Салли отшатнулась, покидая видение и с ужасом глядя на обгорелый чертополох. О нет! Что это означает? Неужели Рождество принесет беду?
С Джеком не лады, с Джеком не лады,
Как бы не случилось с ним какой беды…
Бродит мимо окон тощий силуэт,
Не даёт ответ. Обьясненья нет…


Джек:
Тягостные мысли все так же не отпускали. Джек в бессилии опустился на вращающийся стул и закружился, обводя взглядом всю добычу из чудо-города. Цельный узор не хотел сплетаться.
Рождество не идёт из головы…
Сходится всё вроде, но увы -
Сути мне никак не уловить,
Рассуждений тонких рвётся нить.
Снова рассыпается ответ,
Только мне назад дороги нет!
Всё, наверно, очень просто,
Это сложно только взрослым,
Это память детских лет -
Вроде была, и вот уже нет…
Ну в чем же секрет, в чем же секрет?

Игрушки, елка, лампочки… картинки в голове разлетались, будто подхваченные ветром. В чем его ошибка? В чем эта ускользающая тайна? Джеку казалось, что его череп вот-вот расколется от переполняющих мыслей. Тревога не уходила.

Зеро:
Зеро вздрогнул, когда на его спальное место рухнула игрушка. Подскочил, замотав головой. Хозяин мотался по комнате, заглядывая в колбы, подхватывая то одну, то другую яркую штуку. На его лице беспокойство сменялось то болью, то гневом. Песик подхватил упавшую игрушку, не зная, чем поддержать хозяина. Осмотрелся – и поднес ему, растерянному, упавшему на пол с книгой в руках, дощечку-планшет с портретом.

Джек:
Джек рассеянно покосился на рисунок, поднесенный Зеро. Часто заморгал, пытаясь осмыслить – и вдруг ухватил за хвост ускользавшую идею.
Может, зря я рою в глубь,
И не в головоломке суть?
Это просто маскарад?
Так вот передо мной ответ,
И привидений просто нет -
Раскрыт секрет!!!

Джек взлетел с пола, подхватив планшет и рисуя, рисуя поверх привычной картинки рождественские украшения. Необычайный душевный подъем охватил его: вот тайна, вот она! Секрет не во внешних деталях, а в воображении и вере, в том, что все как бы настоящее!
Я понял: это Рождество -
Игра, забава, баловство,
А развлечения и смех
Должны быть поровну у всех!
Мы насладимся Рождеством
И ёлкою украсим дом,
И будем хоровод водить,
Гулять, шалить, посуду бить,
А Рождество я обновлю -
Отпразднуем в родном краю!

Джек неистово захохотал. В порыве распахнул окно и, высунувшись по пояс, заорал со всей силы:
- Эврика! В этом году Рождество будет нашим!

Салли:

Салли опечаленно склонилась. Джек… что же ты делаешь, Джек? Рождество… в реалиях Хэллоуин-тауна. Неужели это не превратит праздник в кошмар?


Мэр:
И город закипел! Столь живой, необычной подготовки Двуликий Мэр еще в жизни не видел. Буквально сразу же после своего громогласного объявления Джек влетел в зал собраний и принялся составлять планы и указания. Огромный очереди выстроились перед зданием, заметно волнуясь.
- Спокойствие! – радостно вещал Мэр с привычного помоста. – У Джека найдется работа для всех!
Но, кажется, он переборщил с обобщением. После вампиров (задание – создание вопящих игрушек по образцу говорящей куклы), доктора Финкельштейна (создание неких ритуальных ездовых животных) и многих других кошмаров в зал собраний вскочили три малолетних разбойника в масках.
- Что вы тут делаете?

Шито:

- Джек вызвал нас! – подпрыгнул, срывая с себя красную маску, малолетний чертенок.

Крыто:
- Лично! – хихикнула, опуская зеленую маску, юная ведьмочка.

Корыто:

- Поименно! – зомби-коротышка, роняя свою белую маску, выскочил вперед.

Шито:
- Шито! – короткий кивок.

Крыто:
- Крыто! – ведьмочка вырвалась вперед.

Корыто:

- И Корыто! – коротышка вытащил из-за пазухи леденец и засунул в рот.

Мэр:
Двуликий испуганно оглядел ворвавшихся глазами своего «мрачного» лица.
- Джек, это… парни Бугимэна! – капризно пробормотал он.

Джек:
- Ага! – улыбнулся Джек и, присев на корточки, склонился к малышам. – Это же лучшая банда в городе!
Кажется, самомнение разбойников резко выросло. Цель удалась, и скелет обвел компанию взглядом.
- У меня для вас секретная миссия… Она требует хитрости, ловкости и коварства! – Джек заговорщицки подмигнул.

Крыто:
- Джек, а мы думали, ты нас не любишь… вся троица потупилась, пряча злорадные улыбки.

Джек:
- Никто об этом не должен знать! Ни одна душа! - склонившись еще ниже, Джек зашептал свой план. Кажется, Мэр попытался подслушать, но Повелитель тыкв был уверен: не удалось. – И еще одно! На этот раз обойдемся без вашего Уги-Буги!

Корыто:
- Как скажешь, Джек! – хихикнул корыто, заводя одну руку за спину и кланяясь. Напарники последовали его примеру, и Джеку не суждено было узнать, что все трое скрестили пальцы за спиной.

Джек:
Кажется, все прошло по плану, Джек коротко кивнул и вновь взялся за список. Что-то нашептывало ему, что банде нельзя доверять, но скелет отмел это чувство, как неконструктивное.

Шито:
Троица выбежала из города, спеша к своему укрытию. Скатившись по узкой тропинке, команда юркнула в клетку на веревочке – аналог лифта. И лишь тогда, переглянувшись, прошептали друг другу:
- Похитить Санта-Клауса?
- Можно я? – тут же вскинулся Шито.

Корыто:
- Нет, я, пожалуйста! – Корыто подпрыгнул, намереваясь ударить напарника леденцом.

Крыто:
Взяв инициативу в свои руки, Крыто растолкнула спорящих.
- Джек послал троих, мы квиты,
Шито, Крыто и Корыто –
- Три бандита!
– хором откликнулись ребята, и лифт погрузился в темноту убежища.

Корыто:
Троица выскочила из клетки, разбежавшись по коридору своего жилища. Корыто мигом засунул недоеденный леденец в клетку-мышеловку на полу.
Взять Санта-Клауса, в башню заточить -
Деток уму-разуму надо поучить!


Крыто:
Ведьмочка вскочила на диван над Корыто. В ловушку на запах сладкого метнулся сверчок – и взмах топорика перерубил веревку, державшую дверцу мышеловки.
Господа, таков план действий:
Сети ставим в тайном месте,
Попадет старик в ловушку -
Быстро связываем тушку!


Шито:
Чертенок бросился в свой угол. Выловив несколько захлопнувшихся клеток, он бросил их на стол вместе с добычей.
План отличный про капканы,
Вот чего хотелось мне.
Предлагаю старикана
Нам поджарить на огне!

Троица переглянулась. Улыбки друг друга подтверждали изменившийся план.
Взять Санта-Клауса,
И на кухню - марш!
С луком, да под соусом,
Поджарим Санта-фарш!


Корыто:

Клетки с насекомыми, клетки повсюду! Нахватав их побольше, банда запустила их по тоннелю, выходившему из комнаты, в подземную часть убежища.
Следом Уги-Бугимэн,
Настоящий джентльмен,
Для себя и для гостей
Сервирует Санта-Стейк!

В тоннеле мелькнула жуткая, зловещая тень, послышался жалобный писк насекомого. Троица отшатнулась, и из тоннеля обратно вылетели искореженные пустые клетки.

Шито:

Мы себе давали слово
Не сходить с пути прямого,
И пугаться нет причины
Бородатого мужчины!

Хихикнув, напарники ринулись в соседнюю комнату, полную оружия. Там же, посреди всего бедлама, стояла полупустая ванная на ножках. Запрыгнуть в нее, спустить воду – и чудо-транспорт приподнялся, разминая коленки деревянных лап.
Взять Санта-Клауса,
Без жалобных бесед.
То-то будет трапеза,
Блюдо на десерт!


Крыто:
Пока напарники собирали побольше оружия, Крыто взобралась на бортик ванной, вещая свой план. Кто-кто, а она тут точно самая умная!
Давайте этот сундучок к двери его подымем,
Кладем посылку на порог и пишем сверху имя.
Мы будем в ящике сидеть, пока он не откроет -
Ему и ойкнуть не успеть, как выскочим все трое!

Довольные кивки утвердили последнюю точку в неписаном плане. Ванная окончательно поднялась, зашагав прочь из хижины и дальше – по тропе в лес.
Взять Санта-Клауса,
Судный день пришел.
Все идет по плану, сэр,
Все будет хо-ро-шо!


Бугимэн:
Тень, во время всех сборов не уходившая из тоннеля, шевельнулась. Приобрела мешковатую форму, открылись пустые глаза, распахнулся рот в зловещей улыбке.
- Значит, Санта-Клаус? – прорычала низким хриплым голосом тень, прищурившись.
Из тени на пол выкатились две красных игральных кости. Покрутились – и показали две единицы. Безумный хохот наполнил все уровни хижины.

Джек:
А поток посетителей все не кончался. Джек расплылся в улыбке, когда следующей из вошедших оказалась Салли. Ее печальный вид говорил, что ее что-то тревожит. Джек не стал расспрашивать – сейчас увлечется делом, и все будет отлично!
- Салли! Твоя помощь мне особенно нужна…

Салли:
- Мне тоже так кажется, Джек, у меня было ужасное видение! – заговорила девушка. не давая вставить хоть слово. Если он этого не понимает, то она должна предупредить! Должна рассказать.

Джек:

- О, это прекрасно, - откликнулся Джек, роясь в сундуке с рождественскими принадлежностями. «Чем она так обеспокоена?» - недоумевал он. – «Все же идет по плану».

Салли:
- Нет! – воскликнула Салли, растерявшись от того, что Джек не слышит ее. – Это касается твоего Рождества, там были дым и огонь!

Джек:
Глупенькая Салли, она поверила в эту сказку?
- Это не мое Рождество, - ободряюще улыбнулся Повелитель тыкв. – Мое Рождество наполнено смехом, весельем и… вот это! - наконец добыв из-под игрушек планшет с рисунком, он протянул его девушке. Ему казалось, таким, в костюме Санта-Клауса, он будет замечателен. – Я бы хотел, чтобы ты подогнала его под меня!

Салли:
Что же делать? Салли в отчаянии заломила руки.
- Джек, пожалуйста, послушай меня, это будет ужасно! Ты совершаешь ошибку, Джек… – стараясь не разрыдаться, проговорила она.

Джек:
- Не скромничай, - устало выдохнул Джек, не понимая, что это девушка никак не расслабится. – Кто еще может сшить мне костюм Санта- Клауса? Я уверен, что ты справишься, вполне, - скелет подмигнул ей, устремившись дальше. Кто там был следующим – зомби и мумии?

Салли:
- Но мне кажется, что это все неправильно. Совсем неправильно… - уже в пустоту прошептала Салли, нервно сжимая в руках планшет. Чувство неотвратимости беды все усиливалось.

Доктор:
- Ты будешь намного совершеннее, чем та предательница Салли! – проворчал Финкельштейн. В его лаборатории кипела работа – но совсем не та, что дал ему Джек. Нет, это будет сюрприз, о котором узнают гораздо позже!
- Хозяин… Чертежи… - горбатая тень скользнула в лабораторию, выложив свиток на стол. Доктор обернулся. Ох, а вот и модель «Ол-Ень-01». Ничего, своей радостью он займется позже.
- Отлично, Гарик! – ученый кинул слуге хрустящую косточку, и тот, зачавкав, удалился. Финкельштейн же склонился над чертежом.


Рассказчик:
И понеслись дни, началась подготовка. И фантазия росла, и все больше странных, мрачных, жутких подарков рождалось в Хэллоуин-тауне. Город вовеки не видел и не слышал ничего подобного! То и дело на улицах слышался смех, и лишь бедная Салли мрачнела с каждым днем.
А в городе Рождество подготовка шла, как и обычно. Вились венки, пеклись пряники, и сотни милых куколок и плюшевых мишек рождалось на заводах. И не знал городок, что опасность ждет их праздник…
Оставался день до Рождества…

Салли:

- Ты совсем не похож на себя, Джек… - Салли пришивала меховую оторочку к костюму, чувствуя себя несчастной. За все время, за все слова, что она произнесла, он ни разу не услышал ее. И от этого было больно – больно вдвойне, ведь это был Джек. – Ты стал другим…

Джек:
- Но разве это не здорово? – скелет взглянул на себя в зеркало, и заулыбался еще сильнее. Да, он теперь не жуткий кошмар Хэллоуина – он Санта-Клаус нового праздника! Он ждал чего-то подобного всю жизнь. Только Салли почему-то отшатнулась от его веселья.

Салли:
- Но ты Повелитель тыкв! – Салли схватила планшет, стоявший на полке, перевернула лист – обнажив старые эскизы. Он опять не слышит, не понимает! Джек, хороший, что же ты творишь…

Джек:
Да что за упрямство! Не выдержав, Джек выхватил треклятую доску и сломав ее об колено.
- Уже нет! И я чувствую себя замечательно! – он повернулся другим боком, подставив неподшитый рукав. И что это ей вздумалось пытаться разбить его мечту?

Салли:
Он так переживает от этого? И так жаждет, чтобы все-таки праздник удался? Что же делать… Салли со вздохом подхватила тонкую руку.
- Джек… Я знаю, тебе кажется, что чего-то не хватает, - печально произнесла она, делая новые стежки. – Но…
Нервный вздох – и игла вонзилась чуть ниже, прямо в белую кисть.

Джек:
Джек судорожно отдернул руку. Мотнул головой – туман перед глазами будто бы рассеялся. Салли виновато хлопала глазами, и скелету почему-то стало неловко.
- Ты права, чего-то не хватает… - задумчиво произнес он. Уставился в зеркало, придирчиво рассматривая костюм. Вроде память не подводит его… - Но чего?
В зеркале отразились смутные силуэты.

Шито:
- Джек, Джек! – процессия, нарисовавшаяся у входа в дом собрания, шумела и толкалась. Шито и Крыто руководили кособоким ходом ванной, над сантехническим чудом возвышался черный мешок, а сверху на мешке восседал Корыто, придерживая завязки. – Мы поймали его!

Корыто:
- Он тут в мешке, и он большой и тяжеленный, - коротышка съехал пониже, помогая снять веревочку. Мешок раскрылся немедленно, да так, что Корыто отбросило назад.

Санта:
- Выпустите меня!
Разъяренный Санта-Клаус рванулся вперед, пытаясь выбраться из мешка. Ох уж эти разбойники, подкараулили у самого дома! И откуда такие берутся? Вокруг кто-то ахнул, и хранитель Рождества завращал головой, пытаясь понять, откуда исходит звук и где он.

Джек:
Увидев похищенного, Джек слегка оробел. Неужели получилось?
- Санта-Клаус! Какая честь, - склонился скелет перед стариком. Толпа наблюдала за ними с благоговением. – Разрешите пожать вам руку. Очень приятно, - несмотря на разницу в размерах, руки Санта-Клауса были крошечными по сравнению с длинными пальцами Джека. Это было так удивительно и так странно…

Санта:
- Что? Где я… - наконец сумев поправить съехавшую на глаза шапку, Санта всмотрелся в мир вокруг и ахнул – серое небо, черные дома, шевелящиеся кошмарные гибкие, склизкие, тонкие, всклокоченные тени… А обладатель высокого приятного голоса оказался – какой ужас – скелетом в его, Санты, наряде.

Джек:
Увидев пораженное лицо пленника, Джек разулыбался.
- Удивлены, не так ли? Я так и думал! В этом году вам не придется заботиться о Рождестве!
Подошедшие поближе кошмары извлекли откуда-то половину всех поделок, и теперь Джек чувствовал себя гордым творцом, предъявляющим публике труд всей жизни. – Считайте, что у вас отпуск, Санта. Вы его заслужили, пора и вам отдохнуть!

Санта:
- Но это какая-то ошибка… - замахав руками, пробормотал хранитель Рождества. Слишком все выглядело странным… и неправильным. А что же праздник? Неужели его надумали провести… эти?

Джек:
Не слушая возражений, Джек стряхнул налипшие на бороде Санты крошки от леденцов.
- Позаботьтесь о госте как следует, а… секундочку, ребята… - Джек замер в раздумьях. Что за мысль только что прострелила его голову? – Вот! Вот чего мне не хватало!
Обрадованный, он стащил с головы Санты алую шапку и надел ее на себя. Теперь костюм был завершен!
- Спасибо! – улыбнувшись деду, скелет наконец встал и направился к дому собрания.

Санта:
- Но… нельзя просто… - растерялся Санта. Договорить ему не дали – вокруг опять сомкнулась темнота мешка. – Подождите! Куда вы меня тащите? – но вопросов его никто не слышал.

Джек:
Ванная с пленником и ее обладателями чинно зашагала прочь. Джек обернулся к остальным и улыбнулся во весь рот.
-Хо-хо!

Салли:
Не в силах смотреть на происходящее, Салли прошмыгнула обратно в опустевший дом. Джек развлекался вовсю, но смех ранил Салли, чье сердце обуревала тревога.
- Все хуже, чем я ожидала… значительно хуже… - пробормотала девушка, уткнув лицо в ладони. Надо было что-то делать, и Салли замерла, перебирая в голове варианты. Внезапно ее лицо озарила улыбка.
- Идея!

Крыто:
Ванная шагала, покачиваясь, и Крыто следовала за ней, присматривая за мешком. А вдруг выпадет? «Меня? В отпуск? На Рождество?» - доносились из мешка возгласы.
- Куда мы его тащим?

Шито:
- Как куда? – отозвался шагающий впереди Шито. Ему довелось показывать дорогу неустойчивому транспорту.
– К Уги-Буги, конечно! Это же самое уютное место в мире! А Джек сказал, что ему должно быть хорошо, не так ли? – губы чертенка тронула злая улыбка.

Корыто:
- Так и было! – кивнул Корыто, чуть не свалившись со своего неизменного насеста.

Санта:
Хранитель Рождества забился в мешке, пытаясь выпутаться.
- Неужели вы не слышали о мире во всем мире и о свободной воле? – с ужасом прокричал он, надеясь, что его услышат.
- Нет! – ответил ему снаружи радостный хор.

Салли:
В комнате Финкельштейна слышалось жужжание инструментов. Салли на цыпочках пробиралась в ненавистный ей дом, и занятость доктора была ей на руку. Отодвинув половицу, девушка аккуратно извлекла из тайника один из своих запасов на случаи побега.
- Туманное зелье, это остановит Джека! – прошептала Салли сама себе и кинулась прочь из дома. Лишь замерла на пороге комнаты Финкельштейна – похоже, доктор сверлил какой-то череп.

Доктор:
- Какое счастье, что у нас так много общего! – с нежностью прорычал ученый, глядя на свое творение. Теперь верхушка головы этого создания откидывалась так же, как и его собственная. Финкельштейн обнажил свой мозг и, поднатужившись, вырвал левое полушарие из черепной коробки. Уронил его внутрь существа – комочек разума принял идеальную форму. – У нас будет столько тем для разговоров!
На миг ему показалось, что в дверях замерла Салли, но доктору уже не было дела до девчонки.

Санта:

В подземной части разбойничьей хижины было темно и пугающе просторно. Санта с содроганием вспомнил, как малолетние бандиты проталкивали его в узкий тоннель – и никакие угрозы лишить подарков не помогли ему. Но что теперь? И что его ждет?
Внезапно комната вокруг замерцала. На стенах засветились синие и алые рисунки, вверху из-за бликов стали видны крепкие цепи, а пол, на котором он лежал, превратился… в огромную рулетку? Вдруг откуда-то из-за стены вылетели две игральные кости. Ударившись о Санту, они упали на пол… единицами кверху.

Бугимэн:
Свет прожекторов устремился на него, наконец явив миру его истинный облик. Зеленовато-серая ткань, стянувшая полноватое тело, сверкающие глаза и рот, беспалые руки… под швами что-то копошилось.
Бугимэн ухмыльнулся, завидев жертву.
- Так, так, так, что здесь у нас?
Боюсь, боюсь, боюсь, некий Санта Клаус!

Повелитель кошмаров расхохотался, сияющие сиреневые черви взвились в его рту.
Постойте, кончайте, но это же прикол -
Какого-то бродягу швырнули мне на стол.
Он старенький, он мерзкий, он выглядит как бомж,
Мне страшно не по-детски, ну, дядя, ты даёшь!

Из взметнувшейся макушки на миг раскрылся цветком светящийся паук, и Бугимэн подхватил добычу, кружа с ней в танце.
Но если Уги-Буги тут, то значит, быть беде!
Фактически, старик, ты труп, недолго жить тебе.
Ты понял, что случилось? Старик, аллё, подъём!
Давай-ка сделай милость, последний раз споём!

У-у-ааа, - раскрывают рты фосфоресцирующие скелеты.
У-у-ааа, - стрекочет змея, проскользнувшая по телу из мешковины.
У-у-ааа, - распахивают крылья летучие мыши.
У-у-ааа, я Уги-Буги-Мэн!

Санта:
Этот ритм был жутким, мерзким… и одновременно притягательным. Связанные руки не давали возможности сопротивляться – и это повергало в отчаяние и ярость.
Сейчас же отпусти меня, тебе же будет хуже -
Тебя посадят и казнят, а я детишкам нужен!


Бугимэн:

Уги-Буги расхохотался в лицо жертве. Все вокруг пришло в движение – сияние, красный и синий, стрельба и вращение рулетки. Игральные кости заскакали по человеческим, и огни переполнили зал.
Нет жалости, нет страха, рулетка - страсть моя,
Любого олигарха пущу по ветру я.
Но больше всех эмоций игра на жизнь даёт!
Извольте пристегнуться, ведь нам пора в полёт.
Ну гонит, ну вещает, запутал, испугал!
Но время истекает, и близится финал.
Пора забыть про деток, про сказочную муть,
Карету мне, карету! Пора в последний путь!

С последним выдохом в комнате все померкло, и Бугимэн со своей жертвой растворился во тьме под леденящий душу хохот.

(продолжение в комментариях)

@темы: Аддерли, Творческое, Наблюдения

URL
Комментарии
2016-11-05 в 23:45 

Alex Refling
жизнь продолжается
Продолжение 1.

URL
2016-11-05 в 23:46 

Alex Refling
жизнь продолжается
Продолжение 2.

URL
2016-11-05 в 23:47 

Alex Refling
жизнь продолжается
Продолжение 3.

URL
2016-11-25 в 11:41 

Alma Jade
В любой непонятной ситуации - эволюционируй!
Привет, это я.
Да, я наверное тебя читала невнимательно, не обратила внимание на твой пост сразу.

Сначала скажу, что я не помню дословно мульт, так что между скриптом и репликами/собитияи из фильма не найду разницу.
Но чем, в итоге, ваш РП театр отличался бы от простого театра? Вы взяли, распределили роли и сыграли представление. Тоже самое делают актеры.
Единственная разница, что актеры это могут сделать технично, а вы выгрывались в персонажей?
Но это тогда получается "ролевка по "Кошмару перед Рождеством" с определенным строгим сюжетом, нет?
Хочу понять:)

2016-11-25 в 12:20 

Alex Refling
жизнь продолжается
Alma Jade, ну, все верно) Только из средств выразительности у нас ничего, кроме текста. И этот текст народ и оценивал - эмоциональность, связность, грамотность. А внятно отыграть текстом эмоции так, чтоб это поняли и смогли подхватить - тоже надо уметь.
(Ну, плюс пришлось его допилить напильником знатно, для влезания в роли и гармоничного распрежеления обьема)
Мы так чего только не отыграли - и Мора - ученика Смерти, и Он-дракон, и серию из Доктора Кто, и классические сценарии.

URL
2016-11-25 в 12:33 

Alma Jade
В любой непонятной ситуации - эволюционируй!
А почему вы не хотели делать просто ролевки, почему именно в форме готового сценария решили делать?
Ведь он вас знатно, получается, ограничивал?

2016-11-26 в 00:28 

Alex Refling
жизнь продолжается
Alma Jade, Это не мы решили, это был конкурс. Большой и яркий. В рамках гораздо большего и совершенно неограниченного как оаз ролевого проекта, и это как бы наши персонажи ставили сценку.

URL
2016-11-28 в 16:43 

Alma Jade
В любой непонятной ситуации - эволюционируй!
Александра Л., Ага:)
То есть это таки сложнее, это ролевка в ролевке:)
Я сначала так и подумала, потом перечиатала твой пост, решила, что это я себе придумала.
Это интересно, наверное. Игра в и в игре:)

2016-11-28 в 21:47 

Alex Refling
жизнь продолжается
Alma Jade, о да! Там много чего было, и очень классного, пока Академия не скатилась.

URL
   

Минутка у Refling

главная